Никола-Ленивец: Территория искусства
Публикация в журнале «Управление развитием территории»
Никола-Ленивец – в прошлом умирающая деревня, ныне ландшафтный и арт-парк в Калужской области с ежегодной посещаемостью 55-60 тыс. человек. В 25-летней истории этого уникального места были и смелые творческие проекты, и инвест-бум, и финансовый кризис, связанный с уходом основного спонсора. Несмотря на последнее обстоятельство, парк продолжает развиваться: в 2016 году Природно-творческий кластер «Никола-Ленивец» стал лауреатом премии «Приметы Городов. Лучшие региональные практики в области девелопмента и реноваций» в номинации «Новые курорты». Постоянно двигаться вперёд помогают принципы развития, сформулированные ещё в первое десятилетие существования парка и неоднократно проверенные на практике.

Территория творчества

Парк ведёт свою историю с 1989 года, когда его «открыл» архитектор Василий Щетинин, искавший место для творческих резиденций. Уже тогда и ему, и приехавшим в Никола-Ленивец по его приглашению художникам, архитекторам и дизайнерам приходилось решать множество задач административно-хозяйственного толка (причём всё это – на фоне политических катаклизмов и экономического кризиса), однако главным стало другое: в этот период развития парка закладывались основы его концепции.

Во главе этого процесса встали два «столпа» Никола-Ленивца – упомянутый выше архитектор Василий Щетинин и художник Николай Полисский. Полярные творческие подходы (в то время как арт-объекты Полисского осуществляли своего рода интервенцию в природную среду, Щетинин менял сам ландшафт) позволила им создать питательную среду для самых разных художественных практик.

В 2000 году под руководством Полисского в Никола-Ленивце создаётся коллектив «Никола-Ленивецские промыслы», состоящий из местных жителей. В его основе – два принципа, которые вошли в ДНК парка: кооперация и опора на локальные ресурсы и местное сообщество. Со своей стороны, Василий Щетинин, работая над проектами в сфере ландшафтной архитектуры, вводит принцип бережного отношения к природе и принцип временности. Последний особенно важен тем, что создал немалый запас гибкости, впоследствии позволивший Никола-Ленивцу пережить и небывалый рост популярности, и финансовый кризис: любые перемены здесь воспринимаются как естественный ход вещей.

До начала 2000-х парк существовал прежде всего как творческая резиденция – место, где художники, архитекторы, дизайнеры могли реализовать свои проекты (в том числе – в природном ландшафте). Их аудитория долгое время ограничивалась друзьями, специально приезжавшими из столицы, и местными жителями, но после того, как в 2003 году артель «Никола-Ленивецких промыслов» приняла участие в выставочном проекте АртКлязьма, стало понятно, что Никола-Ленивец «дорос» до собственного фестиваля.

Фестиваль «Архстояние» потребовал масштабирования художественных практик: теперь каждый год в Никола-Ленивец приезжали именитые архитекторы и художники (причём реализация фестивальных проектов осуществлялась в сотрудничестве с местными мастерами), а вслед за ними – критики и зрители. Коллекция парка постепенно пополнялась архитектурными и арт-объектами, которые привлекали неравнодушную к современному искусству публику уже не только в фестивальные дни. Посёлок вольных художников постепенно превращался в арт-парк, а это уже требовало принципиально другого взгляда на его территорию.

Но прежде всего эту территорию требовалось объединить – чем уже давно занимался Василий Щетинин. Спонсором «собирания земель» стал предприниматель Максим Ноготков, купивший для парка 612 га. С середины 2000-х он играл роль мецената, но в 2011 году перестал тратить и начал вкладывать, основав для управления парком компанию «Архполис». Тогда же появился первый мастер-план развития территории Никола-Ленивца, созданный Василием Щетининым в соавторстве с архитектором Юрием Григоряном (сооснователь архитектурного бюро «Проект Меганом») и основанный на сформулированных ранее принципах, которые воплотились в идее сотворчества человека и природы.

И если первые десятилетия парк существовал словно вне времени, то теперь на повестке дня было его будущее. «Архполис» сместил фокус проекта с художественных практик в сторону территориального развития.

Сотворение территории

Время «Архполиса» – «высокая классика» Никола-Ленивца. Именно в этот период к интуиции и творческой импульсивности добавились расчёт и планирование – основанные, впрочем, на уважении к творческому потенциалу места и понимании его «гения». В планах компании было создание туристическо-рекреационного кластера, но первыми ласточками стали новые фестивали («Архстояние Детское», «Ночь Новых Медиа»), культурные, образовательные и социальные проекты («Зелёная кафедра» Василия Щетинина, серия мероприятий с приглашёнными художниками и артистами, органическая Ферма и детский лагерь). Всё это сопровождалось шумом в медиа, благодаря которому о Никола-Ленивце узнали далеко за пределами Калужской области, и из диковинки краевого масштаба он превратился в популярное и даже модное место отдыха.

Параллельно шли работы по нескольким важным направлениям, каждое из которых стало для «Архполиса» вызовом. Во-первых, собственно территориальное планирование: компания привлекала лучших архитекторов и бюро (Студия MEL space, бюро «Практика», бюро Александра Бродского и Евгения Асса, Архполе, "BIO Architects" Ивана Овчинникова и другие), проводила конкурсы, постепенно создавая образ идеального места, где любовь к творчеству и природе соединяются с возможностью работы и отдыха в комфортной, дружелюбной и современной среде. В рамках этого направления были созданы проекты всесезонного кампуса «Клевер», хостела «Казарма», художественных мастерских на базе бывших коровников в соседней деревне Звизжи, творческого поселка Кольцово и др.)

Пока на бумаге возводились творческие мастерские и резиденции для художников, в реальности, «на земле» шла работа по созданию пилотной инфраструктуры. Задача оказалась нетривиальной: не только строить, но и придумывать приходилось «с нуля», ведь пространств, подобных Никола-Ленивцу, доселе просто не существовало. Всё – от кафе до туалетов, от стоек информации до дорожных указателей – должно было соответствовать экспериментальному архитектурному коду. При этом не следовало забывать ни о бережном отношении к природе (помимо концептуального у этого принципа есть и чисто административное обоснование: часть территории Никола-Ленивца входит в состав Национального парка «Угра»), ни о необходимости сосуществовать с объектами искусства, каждый из которых обладает собственной индивидуальностью.

Одним из важнейших достижений «Архполиса» на этом поприще стало создание «современной сельской архитектуры» – уникальных объектов ИЖС, которые сочетают дешевизну, модульность, простоту возведения и современный облик. Примерами таких объектов могут служить построенные по проекту студии «Мел» дома «Клевер», а также «ДубльДом» (входят в гостевой фонд Никола-Ленивца). Отдельно стоит упомянуть хостел «Казарма», который является одновременно и авторским объектом архитектора Сергея Сыренова и бюро «Архполе» (премия «Архиwood»), и действующей гостиницей; с конструктивной же точки зрения – буквальным воплощением идеи слияния современной архитектуры с традиционной деревенской.

Третье направление деятельности «Архполиса» – выстраивание отношений с государством, без чего невозможны ни проектирование, ни строительство (так, одна только прокладка коммуникаций – реконструкция дорог и канализации, газификация, электрификация – потребовала двух лет плотного сотрудничества с областными и федеральными органами). Созданный как государственно-частное партнёрство проект был в 2013 году включён в Федеральную программу «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011 - 2018 годы)», что стало для Калужской области прецедентом.

Не остались в стороне и местные жители. Сформулированный на заре существования парка принцип кооперации позволил создать уникальное сообщество, объединившее «городских» и «деревенских», «старожилов» и «приезжих». Термин «резидент парка» в случае Никола-Ленивца может подразумевать и художника, и инвестора, и приглашённого специалиста по инфраструктурным объектам, и местного фермера или ремесленника – словом, любого, кто так или иначе связан с территорией независимо от способа участия в её развитии. Неожиданным «побочным эффектом» такой социальной парадигмы стала мягкость смены поколений: к тем, кто начинал развитие парка, сейчас присоединяются их дети, повзрослевшие в дружелюбной и располагающей к творчеству и саморазвитию атмосфере Никола-Ленивца.

Другой социальный эффект от работы «Архполиса» – появление огромного количества уникальных кадров, «выкованных» в компании. Средства Максима Ноготкова, вкладывавшегося не только в дорожки и жильё, но и в фестивали, лекции и собственную образовательную программу, конвертировались в опыт и знания более сотни специалистов по развитию территорий.

Разумеется, не всё задуманное удалось реализовать и не все подходы себя оправдали. Управляющая компания Никола-Ленивца перманентно существовала в условиях «разведки боем» и накопила как положительный, так и отрицательный опыт. Так, стало понятно, что городские принципы «на земле» не работают: горизонт планирования дальше (5-15 лет), скорость реализации ниже, продуктивность меньше. Территорией нельзя управлять «дистанционно», на ней (и ею) нужно жить и быть готовым к тому, что большая часть времени и сил уйдёт буквально «в землю». Любая идея требует очень вдумчивого поэтапного планирования и готовности к тому, что препятствий на пути её воплощения будет больше.

Впрочем, в главном сотрудники «Архполиса» оказались правы: первым должно идти творчество. Трудно ожидать от людей искусства способности эффективно решать административно-хозяйственные вопросы, однако именно они превращают просто «место» в «место силы», создают новые смыслы, концептуально оформляют пространство и задают вектор развития. Если прикладные специалисты, приходящие следом за художниками, относятся к творчеству (пусть даже самому «оторванному от реальности») как к необходимому компоненту развития территории, возникает тот самый баланс между «формой» и «содержанием», который становится фундаментом куда более прочным, чем любые финансовые вливания.

Последнее Никола-Ленивец доказал на практике, оставшись без основного инвестора в 2014 году.

Вечные принципы

Ликвидация компании «Архполис» в конце 2014 года поставила Никола-Ленивец перед необходимостью обходиться без спонсорских средств и большого количества приглашённых специалистов. Несмотря на мрачные прогнозы, наработки прежних лет помогли парку остаться на плаву и наметить дальнейшие пути развития.

Невозможность содержать большое количество наёмных специалистов оставила в парке только тех, кто связан с ним не только трудовым договором, но и личными отношениями; режим экономии потребовал более тщательной работы с аудиторией и более эффективного управления. Например, в сфере туризма парк перешёл на жёсткую сезонность (с заморозкой большей части гостиничного фонда в холодное время года и поэтапным созданием всесезонной гостевой инфраструктуры); но художественные резиденции остались круглогодичными. При этом к развитию как туристических, так и творческих проектов привлекаются партнёры: местные предприниматели открывают гостевые дома и мастерские, что в конечном счёте помогает удовлетворить запросы аудитории, наращенной за предыдущие «жирные» годы.

Сработали и сформулированные ранее принципы. Так, принцип кооперации позволил не только провести оказавшееся под угрозой срыва очередное «Архстояние» (в его подготовке теперь активно участвовали местные жители), но и возвести несколько новых объектов (средства на их создание были собраны посредством краудсорсинга). Принцип бережности концептуально обосновал отказ от агрессивного пополнения художественной коллекции и фокус на сохранении имеющихся объектов и развитии альтернативных видов искусства (связанных с ландшафтом, звуком и другими эфемерными явлениями). Принцип «сначала творчество» поддержал интерес к парку у аудитории (и это – несмотря на амортизацию пилотного инфраструктурного фонда) и продолжает порождать новые идеи независимо от финансового состояния организации. И если 2015 год был для парка тяжёлым периодом привыкания к новой реальности, то в 2016 Никола-Ленивец создаёт эту реальность сам.

Этот год объявлен «Годом Ленивца»: в парке действует своего рода эмбарго на слишком шумные и яркие проекты, рассчитанные на «вау-эффект» (массовые фестивали, различные имиджевые мероприятия, возведение объектов большого размера). Ставка сделана на вдумчивое созерцание, ценность которого ощущается сейчас особенно сильно.

Основа экономики – туризм. Пребывание на природе дополняется опытом взаимодействия с объектами искусства, которые теперь не просто присутствуют в парке, но создают интерактивные среды. Характерный пример – «Тропа Мёбиуса», светомузыкальная инсталляция, размещённая на прогулочном маршруте, проложенном в лесном массиве. Другой новый объект, «Портал», представляет собой музыкальную инсталляцию вокруг построенного ранее статичного арт-объекта «Арка Бернаскони», который таким образом в буквальном смысле обретает новое звучание. Эти локации (плюс уникальная акустическая поляна Лабиринтов) уже успели стать площадками нового фестиваля Soundscape, который прошёл в начале июля и был посвящён экспериментальной музыке в природном ландшафте.

Монументальность уступает место интерактиву и в области скульптуры: Никола-Ленивец заявляет о возрождении кинетического искусства (движущихся арт-объектов – немаловажно, что экспонирование таких объектов в природной среде отличается рядом нюансов от экспонирования в выставочных пространствах). Флагманом становится «Махалыч» – кинетическая фигура крылатого персонажа, придуманного Василием Щетининым ещё до того, как он «открыл» Никола-Ленивец. Сейчас на краудфандинговой платформе Indiegogo идёт сбор средств на создание этого объекта, а сам автор ведёт переговоры об участии «Махалыча» в международном фестивале Burning Man и о дальнейших совместных проектах фестиваля и парка.
Наконец, уникальное сообщество резидентов получает возможность буквально пустить корни в почве Никола-Ленивца: на принципах некоммерческого партнёрства здесь создаётся посёлок для друзей парка. В этом проекте – квинтэссенция всех упомянутых ранее принципов: приоритета творчества (посёлок рассчитан на представителей комплиментарных Ленивцу индустрий, а часть жилого фонда в нём будет отдана под арт-резиденции), бережности (посёлок строится в природном окружении, без заборов и машин), сотрудничества (жители посёлка смогут выбирать различные формы владения и управления собственностью) и дружелюбия. Опыт всех предыдущих лет существования Никола-Ленивца показывает, что именно такой подход делает развитие территории по-настоящему продуктивным.
Читайте также: